Школьные казино на подоконниках, пятиклассники-миллионеры и детская валюта конца 80х-начала 90х

В конце 80х годов, с появлением и развитием кооперативных магазинов в СССР и либерализацией правил торговли в продаже появились иностранные жвачки, которые до этого времени не были широко распространены у нас в стране и были скорее интересной заграничной диковинкой.

Иностранные жвачки отличались от советских и по форме, и по вкусу и по разнообразию, но самым главным их отличием и несомненным преимуществом было конечно же наличие ярких обёрток и, что являлось главной ценностью — ВКЛАДЫША. Первым потоком во второй половине 80-х годов хлынули жвачки Donald Duck.

Только появившись в продаже, жвачка стоила 1 рубль, дети экономили деньги, которые давали родители «на булочку» в школьном буфете, её заказывали в подарок на день рождения или на новый год, наиболее рисковые соблазнялись украсть её у продавцов на рынке. Вкладыши и обёртки аккуратно расправлялись, демонстрировались друзьям, укладывались в специальные «кошельки», сделанные из вырванных из школьных тетрадей листов. «Фантики», «дональды», «обёртки» , чаще всего «вкладыши» и «вкЕлдыши» — так называлась быстро появившаяся, крепкая, надёжная школьная валюта.

После Donald Duck, довольно быстро появились и другие жвачки — Turbo, Bombibom, Final, Tipitip, Boomer, Bazooka, ещё позже Cola, Love is, однако появление двух последних пришлось на закат увлечения с вкладышами, да и пользовались спросом они в основном у девчонок.

Как только вкладыши прочно вошли в обиход материальных ценностей детей того времени, возник и своего рода «рынок», «валютная биржа» и даже «игорные клубы» со своими авторитетными маклерами, экспертами и игроками.

Фантиками менялись — обёртка ценилась гораздо ниже вкладыша, так, 1 вкладыш Donald Duck меняли на 3-5 обёрток, в зависимости от состояния и тех и других. Чем более засаленной была обёртка или вкладыш, тем ниже они ценились. Так, 2 потрёпанных вкладыша могли обменять на 1 новенький, хотя были и такие, которые умудрялись обменять склеенный, грязный вкладыш на свежий, под предлогом его якобы редкости (такие продают только заграницей, у нас такой не найдёшь!») или истории его появления в руках («мне эту жёвку американский солдат подарил!») — всё зависело от предприимчивости менявшихся.

Фантики продавали — цена редкого вкладыша могла доходить до нескольких рублей! Были и свои оптовики, спекулянты и богачи, обладавшие реальной «денежной массой» фантиков. Бывали случаи, когда школьники, у которых была своя шкала ценностей, приносили из дома реальные дорогостоящие вещи — родительские украшения, дорогие ручки, коллекционные монеты и меняли их на фантики — как правило конечно у ребят по-старше, которые уже понимали ценность вещей по-больше своих младших приятелей.

С наступлением 90х годов в фантики начали играть! Играли азартно, с накалом страстей, с кучей наблюдающих, с крупными проигрышами и фантастическими обогащениями, уличениями в нечестной игре, драками и личными трагедиями. Игра происходила следующим образом: игроки и зрители собирались на перемене в школьной рекреации, у широкого подоконника. Играющие договаривались о ставке: можно было играть по одной обёртке или вкладышу, можно было по несколько — главное, чтобы ставки с обеих сторон были равнозначные. Особо смелые, азартные и «состоятельные» игроки могли поставить на кон по внушительной пачке. Далее обе ставки клались друг-друга рисунком вверх, по которой в дальнейшем предполагалось ударить ладонью с целью перевернуть фантики белой стороной вверх. Перевернуться могла вся пачка — в этом случае игра заканчивалась и перевернувший забирал всю пачку себе, если переворачивалась часть фантиков, перевернувшиеся забирал ударивший игрок, и к удару приступал его соперник. Если фантики после удара падали на пол, результат не засчитывался и «ход» ударившего игрока происходил заново. Игра заканчивалась тогда, когда были перевёрнуты все фантики. Чтобы определить, кто будет бить первым, перед началом самой игры один из играющих брал фантик и спрашивал у оппонента «цвет, бел?» — это означало, что оппонент должен был загадать какой стороной упадёт брошенный на пол фантик. Если загаданный вариант совпадал с тем, как упал фантик, то право первого удара по стопке принадлежало загадавшему, если же не совпадал, то первым к игре приступал бросавший фантик на пол игрок. Как правило этот этап игры уже был нервным, т.к. часто именно очерёдность первого удара определяла основной выигрыш. Недовольный упавшей стороной игрок, мог обвинить стоящих рядом или соперника в том, что они резко двинули рукой, махнули рукой или подули, что и вызвало некорректное падение фантика.

Бить по стопке можно было несколькими приёмами — «с накладками», что означало право сразу после удара резко перевернуть руку ладонью вверх и одновременно увести её вбок, как бы помогая переворачиваться фантикам на другую сторону, и «без накладок» — простой удар ладонью по стопке. Об этом также договаривались перед началом игры. Тут безусловно также не обходилось без попыток мухлевания или от обвинений в нечестной игре — «мы договорились без накладок, а ты руку перевернул!… да ничего я не переворачивал!… да пошёл ты!…».

У каждого игрока были свои приёмы. Кто-то бил резко и сильно прямой ладонью, кто-то еле касался стопки, переворачивая фантики создаваемым от резкого движения руки ветром. Некоторые били полусогнутой ладонью, другие старались ударить по краю фантиков… «Не играй с ним, у него руки всё время мокрые, фантики прилипают», — предостерегали некоторые своих друзей по поводу игроков, обладающих такой особенностью… За одну перемену можно было как проиграться в пух и прах, так и разбогатеть в течение 5 минут. Были свои школьные чемпионы, неудачники и непредсказуемые, опасные соперники, проигрывавшие несколько игр подряд с мелкими ставками, а потом забирающие за одну игру внушительный куш у расслабившегося игрока, решившего согласиться на поставленную слабым соперником крупную ставку.

Играли в основном только мальчики. С девчонками в фантики играть и не хотели, да и сами девочки не стремились к этому развлечению, предпочитая меняться.

Мода на «вкЕлдыши» и их ценность ушла также быстро как и пришла. Буквально за одни летние каникулы — году в 93, тщательно копившиеся, приобретаемые и выигрываемые школьные капиталы обесценились и превратились в бесполезные, почти никому ненужные бумажки. Слава игроков померкла, подоконники перестали трещать под ударами азартных пацанов, в продаже появились недорогие жвачки с наклейками из голливудских боевиков, и обложки школьных дневников запестрели сценами из фильмов «Кобра», «Терминатор», «Хищник» и «Чужой»…

С недавних пор интерес к вкладышам начал возрождаться — появляется всё больше коллекционеров, собирающих эти артефакты из своего детства. Кто знает, может наступит и то время, когда азартные «Воробьи, Серые, Горынычи и Толстые», превратившиеся во взрослых мужчин, снова застучат своими ладонями за игрой?

top