Фотографии последнего путешествия «Золотого века полярных исследований». История выживания «Эндьюранс» 1914-1916

Эта экспедиция вошла в историю как пример профессионализма и выносливости полярников, сумевших выжить среди антарктических льдов, опираясь лишь на собственные силы.

В 1914 году Эрнест Шеклтон отправился в рискованное плавание на корабле «Эндьюранс» (Endurance / Стойкость). К тому времени он уже прослыл бесстрашным исследователем, достигнувшим рекордной южной широты в антарктической экспедиции на «Нимроде» в 1907-1909.

Солнце встаёт над кораблём «Эндьюранс» после зимнего мрака.

Рауль Амундсен достиг Южного полюса 14 декабря 1911 года, поэтому Шеклтон видел перед собой «единственную крупную цель»: пересечь весь Антарктический материк и преодолеть 2897 километров (1800 миль) через весь континент. Это мероприятие он назвал Имперской трансантарктической экспедицией.

В путешествие отправились два корабля. «Аврора» поплыла к дальней стороне континента, чтобы заложить запасы провианта для команды «Эндьюранса», которой предстояло пересечь огромную холодную пустыню. Шеклтон набрал экипаж из 28 человек и отправился из Буэнос-Айреса к острову Южная Георгия, затем к морю Уэдделла, которое большую часть года покрыто дрейфующими льдами.

Эрнст Шеклтон, организатор и командующий Имперской трансантарктической экспедицией.
Фотограф Фрэнк Хёрли.
Третий помощник Альфред Читэм регулирует сигнальные флаги «Эндьюранса».
След, оставленный кораблём «Эндьюранс» через льды моря Уэдделла.
Экипаж пытается расчистить путь для «Эндьюранса».

Вскоре корабль столкнулся с неожиданной плотностью пакового льда. Более двух месяцев продолжалась борьба с льдинами, после чего судно безнадёжно обступили непроходимые глыбы.

Великий план экспедиции круто изменился. Теперь перед экипажем стояла новая задача: подготовка к зимовке во льдах.

Ездовых собак переместили с корабля в иглу на льду, а корабль превратили в зимний лагерь. Для поддержания боевого духа экипаж организовывал игры на воздухе и в помещении.

В экспедицию специально взяли фотографа и кинооператора Фрэнка Хёрли. Он не скучал. Обходил окрестности и снимал драматические кадры, составляя композиции с судном, скованным ледовыми образованиями. В тёмной комнате, рядом с двигателем корабля, Хёрли мастерски обрабатывал и сберегал свои стеклянные негативы в практически замороженных химических реактивах, от которых кожа на кончиках пальцев нещадно трескалась.

«Мы достигли моря Уэдделла, но непроходимый барьер из старого льда сорвал дальнейшее продвижение». Эрнст Шеклтон
Боцман Джон Винсент чинит сети на «Эндьюрансе».
«Эндьюранс», скованный льдом.
Экипаж спускает собак на лёд.
Физик Джеймс Реджинальд рядом со своей обсерваторией.
Фотограф Фрэнк Хёрли нашёл подходящее место для съёмки.
Фрэнк Уорсли, капитан «Эндьюранса».
Штурман Хьюберт Хадсон с птенцами императорских пингвинов.
Второй помощник Том Крин со щенками ездовых собак.
Фрэнк Уайлд, заместитель командира.
Лайонел Гринстрит, первый помощник.
Вечерние развлечения на борту «Эндьюранса».
Такелаж «Эндьюранса», покрытый инеем.
«Лёд поднимался местами высотой до 4,5 метров. Сталкивались льдины, движущиеся навстречу друг другу со скоростью около 200 ярдов в час. Шум напоминал рокот мощного, удалённого прибоя». Эрнест Шеклтон
Экипаж играет в настольные игры и на музыкальных инструментах, чтобы скоротать время.
Экипаж играет в футбол на льду возле «Эндьюранса».
«Эндьюранс» ночью
В субботу вечером тост за «возлюбленных и жён».
Ездовой пёс Старый Боб.
Ездовой пёс Волчок.
Джеймс Уорди, Альфред Читэм и Александр Маклин моют полы на борту «Эндьюранса».
 Джордж Марстон, художник.
«Корабль стонет и вздрагивает, окна раскалываются, доски на палубе изгибаются и скручиваются. На фоне этих глубоких и неодолимых сил, мы – абсолютное воплощение беспомощности и бесполезности». Фрэнк Хёрли

Между тем, корабль дрейфовал вместе с движущимися вокруг него льдинами, поневоле отдавшись на милость их безмерной, подавляющей массе. 27 октября 1915 года судно оказалось сжато до предела. С 24 октября команда трое суток боролась за жизнь корабля, откачивая из трюмов воду при температуре -27 °C. Затем Шеклтон отдал приказ покинуть «Эндьюранс».

Вместимость саней по объёму и весу жёстко ограничивалась. Командующий экспедицией приказал пристрелить четырёх самых слабых собак, щенков и кота по кличке «Миссис Чиппи», который принадлежал плотнику Генри Макнишу.

Фотограф Фрэнк Хёрли пробрался на корабль, чтобы спасти отснятый материал. Вместе с Шеклтоном он отобрал 120 лучших пластинок и разбил оставшиеся 400. Он бросил свои громоздкие фотокамеры, сохранив лишь компактную Vest Pocket Kodak и несколько катушек плёнки.

Сначала участники экспедиции пытались продвигаться по дрейфующим льдинам. За три дня прошли менее пяти километров, тогда решили разбить лагерь на льду из запасов и спасательных шлюпок с «Эндьюранса», последние обломки которого затонули 21 ноября. 23 декабря предприняли ещё одну неудачную попытка отправиться в поход. За семь дней каторжного труда команда продвинулась всего на 12 километров. Тогда основали «Лагерь Терпения», в котором путешественники провели более трёх месяцев.

Накренившийся «Эндьюранс» в тяжелейшем ледовом сжатии.
«После долгих месяцев непрерывной тревоги и напряжения, после периода больших надежд и мрачных перспектив, нам пришлось отказаться от корабля, с которым сокрушились все надежды». Эрнест Шеклтон, октябрь 27, 1915 год.
«Мы живы и здоровы, у нас есть припасы и оборудование для выполнения лежащей перед нами задачи. А заключается она в том, чтобы все члены экспедиции достигли земли. Сложно описать то, что я чувствую». Эрнст Шеклтон, 27 октября, 1915 год.
Заместитель командира Фрэнк Уайлд разглядывает обломки «Эндьюранса».
Упряжка собак ищет путь к земле через льды.
Члены экипажа тащат одну из спасательных шлюпок по льду после крушения корабля.

Запасы таяли. Оставшихся собак съели. 28 человек продолжали дрейфовать на льдине. Вдалеке виднелась Земля, добраться до которой не было никакой возможности из-за плотных обломков льда.

8 апреля 1916 года льдина, на которой располагался лагерь, раскололась. 28 мужчин распределились по трём спасательным шлюпкам и начали медленный переход по заполненному льдами морю, стремясь в том направлении, где надеялись найти китобойный форпост.

Вскоре выяснилось, что единственное возможное для них убежище это остров Элефант, на берег которого удалось высадиться 15 апреля. Экспедиционеры вышли на сушу, на скалистый утёс, населённый пингвинами и тюленями. Впервые за 497 дней они ощутили под ногами земную твердь, но их путешествие не закончилось.

«Они шумно радовались, набирали пригоршнями гальку, которая рассыпалась у них сквозь пальцы, напоминая золотоискателей, нашедших золотую жилу». Эрнест Шеклтон

Пляж на острове Элефант, где экспедиция разбила лагерь.

Ближайшим населённым пунктом была китобойная база на острове Южная Георгия. Она находилась на расстоянии 1481 километр от острова Элефант.

Шеклтон распорядился укрепить и подготовить к опасному морскому переходу спасательную шлюпку «Джеймс Кэйрд» длиной около 6,8 м.

24 апреля 1916 года Шеклтон с пятью экспедиционерами отплыл от острова Элефант. Он знал, что, если не удастся достигнуть базы за месяц, они обречены.

Остальные мужчины остались на острове Элефант, где соорудили убежище из двух оставшихся шлюпок, парусов и других подручных материалов.

«Мы знали, что это будет самое сложное из всего, что мы когда-либо предпринимали. Антарктическая зима уже началась, а мы собирались пересечь одно из самых неприветливых морей в мире».
Фрэнк Уорсли

24 апреля 1916 «Джеймс Кэйрд» отплывает от острова Элефант, направляясь к Южной Георгии.

За 14 дней изнурительного путешествия экипаж «Джеймса Кэйрда» пережил ураганный ветер. Температура опускалась. Маленькая лодка постоянно покрывалась льдом, а ветер и волны грозились её опрокинуть.

Наконец, избежав крушения, команда добралась до южного побережья острова Южная Георгия. Люди были истощены, шлюпка также находилась в плачевном состоянии.

Их ждало ещё одно препятствие: человеческое поселение лежало на северной стороне острова. Шеклтон и ещё двое членов команды двинулись через неизведанные внутренние горы Южной Георгии. Без снаряжения, без карт и без сна они за 36 часов пришли к цели.

20 мая команда, наконец, достигла цивилизации. Ещё три месяца ушло на то, чтобы пробраться через льды, окружавшие Элефант и забрать оставшуюся часть экипажа «Эндьюранса». 30 августа 1916 года были спасены все участники Имперской трансантарктической экспедицией.

Экипаж прощально машет команде «Джеймса Кэйрда», которая отправляется к Южной Георгии в поисках спасения.

Фотографии: Фрэнк Хёрли / Институт полярных исследований имени Скотта, Кембриджский университет / Getty Images

top